18:46 

Fare thee well, and if for ever Still for ever fare thee well. Byron.

morpho didius
Я извращенец-вуайерист. Но для художника это совершенно нормально. (с) Сальвадор Дали
Название: Пасмурный чудак
Автор: morpho didius
Фэндом: ППХ
Пейринг: Ваня/Гарик
Рейтинг: PG
Жанр: angst, romance
Дисклеймер: какие уж тут права
От автора: возможно, перебор с аллюзиями и всё в таком духе

И он не сделался поэтом,
Не умер, не сошел с ума.
А.С. Пушкин
"Евгений Онегин"



[…]

Гарику никогда не приходилось слышать в свой адрес фразы наподобие "ты же взрослый мужик, а ведёшь себя, как ребёнок". Взрослый мужик – это уже социальный статус, надо соответствовать. Взрослый женатый мужик с детьми и странно сереющими волосками на висках. Сколько их таких?

[…]

А они всё ещё растут.
Гарик незаметно придвигает к Ваниному локтю газету, на уголке украдкой накарябана карикатурка на Безрукова. Тот смеётся одними глазами и, улучив момент, подрисовывает бакенбарды и цилиндр, затем, подумав, добавляет гитару. Гарик исправляет её на балалайку. Ваня пририсовывает нимб.
И хохочет Гарик до слёз, до спазмов в животе, сгибаясь пополам, хватаясь руками за край стола, на долю секунды пропуская перед глазами Ванины колени.

Канитель, пёстрая и выматывающая, как детский праздник, ожог от утюга в утренней спешке, красные светофоры, тысяча и одна просьба, улыбка, автограф, соглашение, отказ, дубль, звонок, чашка безвкусного кофе, поток машин, городской смог… - сброс, выдох, дверь. Привычное уже Вань, ты – угу – кофе будешь – тошнит уже – тогда мне сделай – а сам – линзы снял – каналья, я сегодня только кофе не разносил – спасибо.

Гарик откидывается в кресле, трёт покрасневшие усталые глаза, морщится. В Останкино он торчит с утра и только этим обязан сегодняшней своей пунктуальности.
- Не могу, чешутся адски.
- Не три, - машинально одергивает его Ургант, пролистывая свежий выпуск «Комсомольской правды».
И правда – опухшие глаза в кадре золотых лавров ему не принесут. Гарик же не актёр в малобюджетной драме, он всего лишь юморист.

- Серый где?
- Пробка на Кутузовском.
- Саша?
- Там же.
- А ты?
- Проскочил.
- Ты везде проскочишь, - ухмыляется Мартиросян.
- Мой род ведёт начало от горных коз. Только никому. Я нарочно не отращиваю длинную бороду, дабы себя не выдать, - без тени улыбки.
Гарик хмыкает, щурит близорукие глаза. Ваня смотрит на него неотрывно, остекленевше, зная, что на его месте Гарик сейчас видит размытое пятно, - куда уж там проследить направление взгляда, - и зная, что Гарик чувствует его, как чувствуют пальцы, готовые коснуться кожи, зависшие в считанных миллиметрах над ней. Гарик никогда не упрекнёт его за этот взгляд и за возникшее вдруг молчание, потому что так хорошо молчать вдвоём, зевать и потягиваться, скрипеть маркером в газетах, отхлёбывать остывший кофе, прислушиваться к суматохе и торопливым шагам за дверью, ждать застрявших в пробке коллег.

[…]

А они всё ещё растут, взрослеют, даже стареют.
Гарик потирает ноющую шею – дочкин вчерашний подарок.
- Взяла прыгнула на спину сзади, а я едва удержал, - смеётся. – Визжит, радуется… понятное дело, отца дома застала в кои-то веки.
Смеётся, а на душе совсем не весело.
- Массаж могу сделать.
- Давай.
- А пресса-то старовата.
- Старовата и желтовата.
- Фрэнк Синатра и мафия, Сальвадор Дали гомосексуалист, нервный срыв Одри Хепберн.
- Шесть пальцев на ноге Мэрилин Монро.
- Плечи расслабь.

[…]

За слепым Гариком наблюдать – подобно представлению. Есть балет, есть пантомима, есть фокусы, основанные на ловкости рук, - и есть человек с отвратительным зрением, снявший линзы, добровольно обезоруженный, практически беззащитный. Только нелепым, неуклюжим и скованным Гарик при этом не становится. Его движения – плавные, неторопливые, продуманные, у него это целое мастерство – мастерство отточенных движений, аристократического фарса, замашек благородного повесы. Ваня думает о том, что и любовью с женой Гарик занимается так же красиво, так же безупречно.
- Разжёг любви пожар Онегин в Татьяны девственной душе, - как бы между прочим изрекает Ургант, с недавних пор взявший моду выражаться ямбами.
- Ей сердце жмёт, как будто бездна под ней чернеет и шумит… - задумчиво цитирует Саша, не отрывая серьёзных глаз от газеты.
Ваня разводит руками:
- Погибну, - Таня говорит.
- А дальше?*
- А я в школе, Гарик, учил не это.

Когда на съёмках он тянется к Ваниной руке, схватить норовит, Ване это совсем не нравится – хочется отдёрнуть, отчуждённо посмотреть и отвернуться. Со Светлаковым гораздо проще играть на публику, падать на плечо, притягивать за локоть, смеяться в светлую макушку. А с этим – перегляды через зеркало да царапушки на газетах. Да смски ночные «привет. – спи, идиот. – сплю. – как дела?» Они это не обсуждают даже, они ведь такие взрослые, они о ерунде не думают, а ведь это – ерунда же.

Ваня рассекает по гримёрке, разминая своё затёкшее туловище и напевая "I wanna be loved by you, just you-u-u".
- Красивая же баба была. Что ты там про шесть пальцев говорил?
- Послезавтра в отпуск, на недельку…
- Дочь вчера заявила, что замуж хочет…
- У кота потомство недавно появилось, никому живность пушистая не нужна?
- Пятьдесят рублей ведро.
- Джаст ю-у-у-у!! – нетерпеливо воет Иван. – Ты меня не слушаешь совсем, Гарик.
- Шесть пальцев? Добавят остроту ощущений?
- Остроту ощущений? – Ваня разворачивает гариковское кресло к себе, нависает над ним. – Рассказать тебе, что придаёт настоящую остроту ощущениям?
- Переспи уже со мной, Вань, - посмеивается Гарик, качает головой.
- За это тебе придётся заплатить, - хитро улыбается Ургант. – Такая путана, как я, Гарик, дорого стоит.
- Договоримся.

[…]

Ваня Ургант ведь тоже мужик взрослый, деловой, талантливый, неглупый, знает цену времени и деньгам, знает толк в красивых женщинах и хорошей музыке, иногда забывает звонить жене в другой город и шлёт ей извинительные СМС, украдкой набирая "сильно скучаю, целую, люблю" под столом, вечерами разговаривает по телефону с дочкой и обещает купить зайца "больсово, силеневово".
Заливает стекло холодный осенний ливень, хвосты автомобильных фар рассекают автострады.
- Татьяна бедная не спит и в поле темное глядит.
Ваня не оборачивается.
Скрестит руки на груди – и всё нормально. Чур его. Он устал.
- Что Иванушка невесел? – Гарик садится на подоконник, сцепляет пальцы в замок, смотрит на Урганта снизу вверх, а Ургант в стекло уставился. – По царевне скучаешь?
- По лягушке.

Рука за плечо – в глаза, в глаза, гипноз, цыганка грёбаная, цветастую шаль ему подарю, золото-драгоценности-плазму-айфон-жену красавицу-счёт в банке-душу продам, душу, жалкую, скукожившуюся душонку, нет, бескрайнюю, глубокую, вся завязнет здесь, а он не заметит даже, слепота куриная…

Чудак печальный и опасный,
Созданье ада иль небес,
Сей ангел, сей надменный бес,
Что ж он?..


- Вон какие глазища. Натурально сова, - Ваня складывает рупором ладони и издаёт гулкое, лесное «ух-у».
- Очи чё-о-орные, очи жгу-у-учие… - проходя мимо, завывает Светлаков. Как нельзя кстати.
Гарик улыбается; достаёт футляр с очками, надевает. Неясные очертания обретают чёткие формы, всё в голове становится вдруг прозрачно, холодно.

[…]

А ведь все – взрослеют, стареют и когда-нибудь умрут.
Барабанная дробь двумя свёрнутыми в трубочку газетами по спине и заключительный по попе: пу-пу-пиду-пу!..

- Гарик, я тебя люблю. Я даже помогу тебе надеть твой мундир.
Гарик покорно подыгрывает и продевает руки в услужливо распахнутое Ургантом пальто. После лёгких хлопков по плечам, логично завершающих сие действо, Гарик немедленно оборачивается – негоже стоять спиной к хорошим людям.
- Изволите сами застегнуть пуговицы, ваше сиятельство? – паясничает Иван. – Или вновь труд крестьянский безбожно эксплуатировать будете?
В глаза глядит насмешливо, а всё равно словно на отшибе стоит, вот-вот равновесие потеряет и свалится.
Гарик знает – и голову поворачивает: вправо – влево.
Сами справимся.
- В таком случае прошу пройти к экипажу.
И Гарик проходит в открытую перед ним Ургантом дверь, опахнув его порывом сладковатого воздуха, до сих пор неподвижного, застоявшегося, почти забродившего.

end.
__________________________________
* Ей сердце жмёт, как будто бездна
Под ней чернеет и шумит.
«Погибну», - Таня говорит,
Но гибель от него любезна.
А.С. Пушкин
"Евгений Онегин"


запись создана: 02.02.2012 в 13:14

@темы: рискнём назвать это творчеством, ППХ

URL
   

Море и Форель

главная